Идея и создание Александра Флегентова

Все права защищены © 2017

Тысяча двести концертов Владимира Зотова

article image
Брянский рабочий, 18 июля 1992

В узких кругах его называют «брянским Кобзоном» — за богатый репертуар, за то, что творчеством доказывает: любой вокальный жанр, будь то народная песня, ария или романс, ему по силам. Для него пишет Л. Лядова, недавно состоялась еще одна ее рабочая встреча с певцом.

У артиста Брянской областной филармонии Владимира Константиновича Зотова — а именно так зовут «брянского Кобзона» — радостное событие. 10 июля в торжественной обстановке ему вручили Почетную грамоту, нагрудный знак и документ, удостоверяющий, что ему присвоено звание заслуженного артиста России. Явление уникальное потому, что впервые за 40-летнюю историю Брянской филармонии ее артист получил такое широкое признание. И если учесть, что «застойное время» известно еще и тем, что звание так же, как и дипломы, при желании просто покупались, то нынешнее событие в жизни В. К. Зотова приобретает еще более весомую ценность: оно им честно заработано и выстрадано. Немало этому способствовало и то обстоятельство, что два с половиной последних года Владимир Константинович, что называется, не вылезал из юго-западных районов. Тысяча двести концертов — такова статистика чуть более девятиста дней, отданных людям брянского чернобыля. Наверное, поэтому совершенно естественно наш разговор начался именно с этой больной темы.

— Туда не каждый едет, — рассказывал В.К.Зотов. — «Залетные» вообще не хотят об этой зоне слышать. А кто-то ведь должен... Если скажу — долг обязывает или по велению сердца, — это все красивые слова. Просто помню, как нас там встречали, как к нам относятся. Люди в тех районах гораздо отзывчивее, с ними легче работать. Я уже приезжаю к ним как к старым знакомым, потому что раз в год стараюсь обязательно проехать всю область. И программу меняю ежегодно полностью. На селе уже есть свой зритель, который знает меня и, надеюсь, ждет. Часто бывает так. Приезжаю на какую-нибудь площадку, там говорят: «Ой, если б вы не приехали, никто б, наверное, не вспомнил». Спрашиваю, кто из артистов был в последний раз, оказывается, я и был год назад. Это целый год людям остается только в «ящик» смотреть...

— Как семья относится к вашей «прописке» на юго-западе?

— Дочь замужем, живет в Гомеле. Внука вот назвали, как деда. А жена тоже работает в группе, ездит все десять лет со мной. Она прекрасный имрессарио. И жена замечательная. Но работа у нее — жуткая, и устает она в тех районах сильнее меня.

— Быть нынче артистом филармонии — дело незавидное?

— Да сейчас вообще быть артистом тяжело — и драматическим, и каким угодно. Даже популярным. Только в Брянске в последнее время сколько пришлось отменить их концертов: слишком дорогие билеты. И потом если концерт начнется в 20.00, то закончится поздно. Учитывая криминогенную обстановку, народу придет немного. Это ведь тоже играет роль.

...Вот наша работа. Есть определенная квартальная норма — допустим, 60 концертов. У меня в группе люди из разных мест — из Смоленска, Гомеля, Кировограда, Ленинграда. Значит, мы должны все собраться, как говорится, запрячься и эти шестьдесят сделать. Раньше спокойно управлялись за месяц, сейчас обстановка с культурой сложная — делаем два месяца. И третий — отдыхаем. Иногда говорят: вот какая хорошая работа — целый месяц в твоем распоряжении. А то что два до этого в ужасных условиях, без выходных и проходных — никто не видит.

— Вы честолюбивый человек?

— Мне кажется, артисты все честолюбивы. Это ж такая категория: погладь — и все, он воспрянет духом. Думаю, большинство эстрадников прошли через подражание. Но это не от того дешевого честолюбия, которое нашептывает: ты похож на того-то; просто потому, что негде было учиться эстрадному мастерству. Смешно вспомнить, я Бюль-оглы подражал, представляете? Я — баритон, а он — ... Если артист всерьез избирает себе эту профессию, здоровое честолюбие обязательно заставит его найти свой образ, стать тем, кем может стать только он.

— Прогноз можете составить брянской эстраде?

— Не знаю... Вряд ли. Один старый артист рассказывал: в былые времена, когда он работал, натуроплата была — яйца, сало несли и прочее. Как бы и мы к этому не вернулись. У нас как раньше было: провинился начальник на производстве — его «бросают» на культуру. А я сторонник того, чтобы на эти должности брали какого-нибудь артиста, который, допустим, выработал свои предпенсионные годы. Взять танцоров. У них рабочий стаж — 20 лет. Если он начинает в 18—20, то к сорока годам, выйдя на пенсию, чем не руководитель? Все прошел, все видал, все знает. Подучить его руководить... Да еще, конечно, жилку коммерческую надо иметь. У меня, правда, совсем не получается с коммерцией. Не умею. Мое дело — петь.

Поздравляем Владимира Константиновича с присвоением почетного звания, искренне радуемся вместе с ним, его родными и друзьями и надеемся, что это событие не останется единичным.